Айгуль Омуркулова уточняет, что для этого понадобится земля — восемь гектаров (около 11 футбольных полей)

Во время приветствия собеседница протягивает мне деревянный брусок. Я беру его и открываю рот от изумления: это увесистое на вид дерево на самом деле легкое, как пластмасса.

Айгуль улыбается, наслаждаясь произведенным эффектом. Брусок сделан из павловнии — дерева, которое в Кыргызстане можно выращивать в промышленных масштабах.

— Как вы пришли к тому, чтобы зарабатывать на растениях?

— Первое высшее образование я получила в Кыргызском аграрном университете имени Скрябина. Владею знаниями обо всех сферах сельского хозяйства, даже гусеничный трактор водить могу! Да, это не очень сочетается с моей внешностью…

Однажды, лет десять назад, я задумалась: Китай ведь густонаселенная страна, но оттуда к нам привозят и мебель, и карандаши, и стройматериалы. Откуда там столько деревьев, где они растут? Я стала наводить справки и много узнала о таком дереве, как павловния. В 2014 году привезла в Кыргызстан первые саженцы и посадила их в открытом грунте.

Павлония произрастает в юго-восточной части Китая, она очень теплолюбивая

— В чем преимущество этой загадочной павловнии перед другими деревьями?

— Выращивать ее очень выгодно. Пройдясь по мебельным фабрикам, я увидела, сколько минусов у обычной привозной древесины. Она трескается, а из сосны выделяется смола. Павловния же прочная и легкая, мебель из нее легче аналогов раза в два. Можно делать не только столы, стулья, диваны, шкафы, но и детские игрушки. Например, кубики из такого материала не травмируют ребенка.

Павловния — дерево прямое, из него легко изготавливать стройматериалы и даже домики. При этом, чтобы поджечь его, потребуется вдвое больше тепла, чем для другого дерева. Всего за 8-9 лет одна павловния может дать кубометр древесины, это шикарная перспектива. Кроме того, если спилить ствол, из пенька вырастет еще одно полноценное дерево! Представляете, можно срубить одно и то же растение семь раз: корневая система живет 70-80 лет.

Павловния очень красиво цветет, это медоносное дерево, а его листья можно использовать в качестве корма для скота. По составу они схожи с люцерной, а вы сами знаете, какие у нас проблемы с пастбищами… Вообще, павловния — растение безотходное.

— Сколько можно заработать, выращивая чудо-дерево?

— Вы подбиваете меня на цифры?

— Да.

— Я говорю об этом с бизнесменами и часто слышу от них, что лучше высадить на свободную землю малину или яблоню. Действительно, прибыль можно получить быстро, но я прошу их смотреть на перспективу: а что будет с землей, когда эти деревца и кустарники состарятся? Какой она станет через 20, 50, 60 лет? Покажите мне хоть один бизнес, который с восьми гектаров земли за 12 лет принесет владельцу миллион долларов!

Айгуль Омуркулова: в этом году в Чолпон-Ате посадили уже около пяти гектаров павловнии. Люди проделали огромную работу: провели капельное орошение, просеяли десятки тонн земли, чтобы избавиться от камней. Сейчас я смело могу предложить выращивать это дерево и в Бишкеке

— Ого! При этом обязательно должны быть «но». Расскажите о недостатках павловнии.

— У нее, конечно есть особенности. Это дерево произрастает в юго-восточной части Китая, оно очень теплолюбивое. В первый год мы понесли потери: стало ясно, что нашу зиму павловния не переносит. Проблему удалось решить путем экспериментов — оказалось, что в первые два года после посадки дерево требует специального орошения и ухода в зимний период.

Так дело и пошло. В этом году в Чолпон-Ате посадили уже около пяти гектаров павловнии. Люди проделали огромную работу: провели капельное орошение, просеяли десятки тонн земли, чтобы избавиться от камней. Сейчас я смело могу предложить выращивать это дерево и в Бишкеке. Благодаря муниципальному предприятию «Зеленстрой» и одной строительной компании минувшей весной мы высадили в столице 90 первых саженцев.

— Чем они лучше привычных для нас тополей или карагачей?

— Во-первых, за счет большой площади листьев крона взрослой павловнии производит в 10 раз больше кислорода, чем крона обычного лиственного дерева. К тому же благодаря широкой кроне образуется тень. Во-вторых, корневая система этого растения стержневая, корень прорастает далеко вглубь земли и становится своеобразным якорем, не давая дереву упасть при сильном ветре. Ну и цветет павловния, повторюсь, очень красиво.

Айгуль Омуркулова: за счет большой площади листьев крона взрослой павловнии производит в 10 раз больше кислорода, чем крона обычного лиственного дерева. К тому же благодаря широкой кроне образуется тень

— Сейчас ведется много споров по поводу вырубки деревьев в Бишкеке. Вы на чьей стороне — мэрии или протестующих горожан?

— В меня полетят тапки, но… Деревья-то на самом деле старые. Людей накрывают эмоции после каждого спиленного растения, но вот поднимается шквальный ветер, и наши карагачи и тополя начинают падать. Протестующие умолкают, но проходит время — и крики слышатся вновь. Чего шумим? Ждем, когда на голову упадет очередное дерево?

Я понимаю, растения жалко. Прекрасно знаю, сколько труда надо вложить, чтобы выросло одно дерево. При этом мэрия не делает помпезных мероприятий из очередной посадки саженцев. Вот, к примеру, на пересечении улиц Шабдан Баатыра и Ахунбаева на месте зеленого рынка сотворили настоящую «конфетку»…

Муниципальные службы тихо, как мураши, делают свою кропотливую, тяжелую работу, а никто и не замечает. Я знаю, какой городские власти видят столицу в перспективе, мы же, отстаивая с криком и скандалами каждое дерево, тормозим ее развитие. Да, давайте оставим все как есть: пусть дороги не расширяются, а деревья не вырубаются. Когда-нибудь они все равно попадают. И что это будет? Город? Нет! Максимум — поселок городского типа.

Айгуль Омуркулова: муниципальные службы тихо, как мураши, делают свою кропотливую, тяжелую работу, а никто и не замечает. Я знаю, какой городские власти видят столицу в перспективе, мы же, отстаивая с криком и скандалами каждое дерево, тормозим ее развитие

— Экологи бьют тревогу: население варварски вырубает многовековые леса. Может ли искусственное выращивание древесины спасти ситуацию?

— Ситуация действительно непростая. Потребность в древесине велика, а государство не может запретить вырубать лес. В итоге получается замкнутый круг.

Я думаю, требуется альтернативное решение. Скажем, в селах многие люди готовят еду на костре, а значит, где-то берут дрова. Можно посчитать, сколько дров им нужно, и засадить участок необходимого размера павловнией или другими быстрорастущими деревьями, чтобы удовлетворить потребность конкретного села в древесине. Сами вырастили — сами и рубите… Если мы хотим помидоров, мы же не воруем их в соседском огороде. Так почему позволяем себе воровать лес?

— Что вам больше всего нравится в своей работе?

— Мечта, которая реализуется через эту деятельность. Мне нравится, что мой круг общения пополняется людьми, которые тянутся к прекрасному. Если районировать павловнию на территории Кыргызстана, можно серьезно сократить импорт древесины. Выращивание этого дерева в промышленных масштабах приведет к появлению новой отрасли, в стране появится больше рабочих мест. Мысли об этом не дают мне права вдруг прекратить заниматься своим делом.

Источник Sputnik

Не забудьте поделиться новостью с друзьями и знакомыми