История замужества казахстанки за украинцем, которое она скрывает от родственников из Шымкента.

«Мы познакомились с мужем на учебе в Австрии, он ученный-физик, а я финансист. До знакомства со мной он ничего не знал про Казахстан и был приятно поражен моим воспитанием и восточным менталитетом, после эмансипированных украинок.

Теперь он стал настолько традиционалистом, что когда мы смотрели украинскую телепередачу «Обмен женами», он сказал: «Өшiршi мынау бәленi, құсқым келеді» (Выключи эту ерунду, тошнит).

Я не могу назвать свое имя и дать фото, родственники станут давить на родителей, я думаю о них, им жить в Казахстане, а я возвращаться не планирую. Например, родители сказали моему родному брату, что я собралась замуж и когда я прилетела летом погостить у родителей, он хотел порвать мой паспорт, чтобы я не могла покинуть Казахстан.

Я родилась и выросла в Алматы, но в основном все наши родственники живут в Шымкенте. Они будут постоянно упрекать моих родителей: — «Какой стыд, неужели ваша дочь не могла найти парня-казаха?». В конечном итоге страдать будут мои родители, чего я очень не хочу.

Поэтому кроме сестер и родителей никто не знал, что я вышла замуж. У казахов традиции и мнение окружающих стоят выше личной жизни, уят болады (будет стыдно – ред.), жұрт не дейді (что скажут люди – ред.). Мы сыграли свадьбу в Одессе, дома у мужа и пригласили только моих родителей, братьев и сестер.

Мы познакомились с мужем в Австрии на учебе по специальной программе, он физик, а я финансист. Четыре года муж уговаривал меня пожениться, и я решилась сказать родителям.

У нас строго патриархальная семья, все решает отец, он воспринял новость, что я выхожу замуж за украинца в штыки. Мама тоже вначале была против, потом она два года помогала уговаривать папу. Она сказала, что если выходишь не за казаха, то пусть он хотя бы примет ислам.

Муж не принял ислам, потому, что его родители не навязывали мне христианство, должен быть баланс. Я попросила родителей не вмешиваться, иначе наши отношения разваляться. Вообще-то мы оба атеисты.

Но мужу нравятся казахские традиции, он изучает казахский язык. Но очень мешает, что когда говоришь на казахском языке со славянским акцентом, люди делают вид, что не понимают, хотя если с акцентом будет говорить американец, или европеец, они воспримут их очень лояльно и будут гордиться, тем что иностранцы из развитых стран говорят по-казахски.

Сейчас мы живем в Великобритании, в Оксфорде муж заключил здесь длительный контракт по работе в одном из четырех европейских синхротронов — это огромная лаборатория, где свои опыты проводят ведущие физики со всего мира.

А я работаю финансовым аналитиком и учусь в Оксфордском университете. Великобритания по сравнению с Австрией очень похожа на Казахстан, здесь суровый климат, дома в плесени, есть дырявые дороги, ужасная бюрократия, но самое плохое, что здесь не с кем пообщаться.

Казахи, которые здесь живут делятся на три типа: байдын балалары — дети очень богатых людей, чиновников, они едут учиться в крупные города Манчестер, Лондон, Эдинбург, они очень закрыты.

Мы для них простолюдины, родители запрещают им общаться с людьми не из своего круга, чтобы их жизнь оставалась в тайне. У них идеализированное представление о Казахстане, они считают, что там вообще нет никаких проблем.

Второй тип — это те, кто уехали учиться по грантам, закончив учебу, они возвращаются в Казахстан в розовых очках, думая, что вот сейчас они изменят все к лучшему, но столкнувшись с коррупцией, отсутствием развитой инфраструктуры, науки и техники, к которым они привыкли в Британии, они сразу пытаются уехать обратно.

И третий вид казахов — это нелегальные трудовые мигранты, большинство из которых смешанные с другими национальностями, не знающие казахский язык, и поэтому не сумевшие найти свое место на родине.

Они едут без знания английского и готовы на любую работу, уборщиками, нянями, фасовщиками на фабриках и рабочими на фермах, лишь бы как-то закрепиться.

Многие так и не изучают английский, в крупных британских городах есть целые русскоязычные кварталы с магазинами, кафе, фитнес-центрами и автосервисами.

Все же мы с мужем планируем учить детей казахскому языку, отправлять их на лето в Алматы, или, наоборот, забирать к себе моих родителей, а где мы будем жить дальше, мы сами не знаем.

Жизнь ученого кочевая, какая страна будет оплачивать его проекты, там он и живет. Мужа уже пригласили на постдокторантуру в Японию и Германию», — пояснила казахстанка.

Источник Nur

Не забудьте поделиться новостью с друзьями и знакомыми