1

Сегодня героиня нашего рассказа – шестнадцатилетняя Эрика Унделанд. Юная феминистка, защитница снежных барсов и любительница путешествий.

2

Свое детство Эрика провела в Кыргызстане. Это родина ее мамы. Родилась в США, потом с родителями переезжала то в Бангладеш, то в Шри-Ланку, а год назад вернулась в Америку. Эрика любит приезжать в Кыргызстан каждое лето, проводить время с энешкой, с большой и дружной семьей мамы, со своими братьями и сестрами. Жизнь в разных странах научила Эрику понимать и уважать разные религии, традиции и культуры. В этом году заканчивает школу и намерена продолжить учебу в университете на факультете права. При этом она желала бы совмещать это с вопросами сохранения экологии.

– Скажи, в чем для тебя особенность кыргызского общества?        

– Семейные ценности. Они особенно заметны здесь. В Америке ребенок вырастает и покидает семью, дом. А здесь не так. Здесь держится связь. И она очень важна. Я также хотела бы отметить изумительное гостеприимство и доброту народа. Когда мы идем с мамой по улице, ее все узнают, здороваются, интересуются ее делами. Это все так искренне и душевно. Мне это нравится.

Лагерь

Эрика выступила с инициативой провести экологический лагерь для детей, которые живут в ореоле обитания снежного барса. Дети от 11 до 16 лет изучали проблемы экологии и разрабатывали свои проекты.

– Как возникла идея создания такого лагеря?

– Каждое лето я стараюсь хотя бы один месяц поработать волонтером. Такая работа мне не в новинку. Я уже принимала участие в группе волонтеров в Шри-Ланке по спасению кораллов. В прошлом году я работала в международном секретариате по спасению снежного барса и в экологической программе фонда «Инициатива Розы Отунбаевой». В этом году я также немного поработала в фонде и помогала им делать информационные материалы. С общественным фондом «Рурал девелопмент фанд» я знакома уже много лет, и, когда прошлым летом фонд разрабатывал программу по поддержке усилий общин по спасению снежного барса, я предложила координатору Кулуйпе Акматовой провести экологический лагерь для детей.

– Расскажи подробнее о нем?

«Меня всегда волновали вопросы самоидентификации. Лично для меня снежный барс является символом моего кыргызского наследия», – Эрика Унделанд.

– Летний лагерь «Ак илбирс» в рамках проекта «Кыргызские традиционные экологические знания в основе защиты снежного барса и его среды обитания на уровне местных сообществ» прошел с 27 июня по 1 августа. Он проводился в два этапа.

Первый проходил в ущелье Тар-суу, на территории Национального парка «Чон-Кемин», где обитает снежный барс. Второй проходил в школе «Билимкана» в селе Шабдан Кеминского района Чуйской области. Я была вожатой. Дети для участия в нашем лагере проходили конкурс. Мы учитывали гендерный и региональный баланс.

3

– Как проходило обучение в лагере?

– Мы с детьми, тренерами и хранителями традиционных знаний ходили в экскурсии по следам снежного барса, изучали и улучшали его среду обитания, огораживали муравейники, делали березовые веники и вешали их на сосны для зимнего корма косуль, устанавливали солонцы для диких животных, вешали таблички с предупреждениями для туристов и посетителей парка. Учились ездить верхом на лошадях, устанавливать юрту, жили в ней. Также с ребятами учились жить в походных условиях, разжигать костер без вреда природе, ориентироваться на местности по компасу и изучали кыргызские традиции и ремесла.

– Почему ты считаешь, что через детей можно передать полученные ими знания взрослым?

– Мы давали детям не просто сухую информацию. Через обучение жизненным навыкам, через игры, через совместное общение мы пытались донести до них, что нельзя убивать животных. Через их единение с природой проходила передача знаний. На природе, в условиях их жизни в лагере перед ними вопросы спасения животных, сохранения экологии понимаются глубже. И по истечении долгого времени они будут помнить все то, что получили, и постараются воплощать это в свою жизнь. Они ведь будут помнить полученные знания.

Тема браконьерства очень распространена. Чтобы изменить ситуацию, надо давать другую мотивацию. Необходимо повышать знания, рассказывать людям. Снежный барс не является угрозой, нельзя убивать его. И не случайно в программе мы отбирали детей именно из тех мест, где обитает снежный барс.

– Ты видела в глазах детей отклик?

– Да, конечно. Все свои наблюдения и впечатления ребята отображали в своих стихах, фоторепортажах, рассказах и рисунках. Они создавали свои проекты, презентации. Были интересные предложения ребят. При прощании мы говорили, что они должны продолжать эту работу. Ими были высказаны предложения, что они продолжат такое обучение у себя в школах. Некоторые ребята предложили попробовать донести вопросы сохранения экологии и охраны снежного барса через спектакли.

– Будешь отслеживать их работу?

– Да, в сентябре мы планируем провести фестиваль в Бишкеке. Мы будем рассматривать проекты ребят, и может, если удастся, выделим небольшие гранты для их проектов.

Достижения

Эрика проводит много времени в дебатах международного клуба «Модель ООН». В этом году она получила в школе ценную награду «Сократ» за пытливость ума, за то, что пытается найти ответы на свои вопросы. А вопросов у нее много.

– Тебе нравятся супергерои?

– Да, я люблю читать фантастику, комиксы, рассказы о супергероях. Понятно, что это просто красивые истории, пусть примитивно и неправдоподобно написано, но они дают веру. Они дают надежду, что не все так плохо, и что надо верить в мечту, в лучшее. История о супергероях – это истории о том, что может сделать и человек.

– Ты себя считаешь супергероем?

– (смеется) Ну, мне бы хотелось побродить с маской по Нью-Йорку. Нет, я не супергерой. Я скорее супервумен.

– На месте супервумен, что бы ты постаралась сделать?

– Столько проблем в мире. Если обозначить основные три задачи, то на первое место я бы поставила преодоление бедности в мире. Я видела, что такое бедность, в таких странах, как Бангладеш и Шри-Ланка. Я видела, когда люди живут в домах из картонных коробок и готовят себе неприхотливую еду прямо на тротуаре. Я видела и безумное богатство – дворцы со слонами и бескрайними чайными плантациями. Так не должно быть, не должно быть крайне бедных и богатых.

Моя помощь будет заключаться в обучении. Я считаю, зачем помогать материально, если эта помощь потом может и закончиться. И что тогда? Материальность помогает, но это не ответ. А дать знания человеку намного будет полезнее, ведь он сможет их применить. Будет зарабатывать и жить. Как говорится, не давай рыбу, а дай удочку. Зная, как ловить рыбу, человек может поймать и крупный улов.

– Что дальше будешь решать?

– Изучать права и свободу человека. Бороться с неравенством. В Бангладеш девочкам нельзя носить определенную одежду, может, это вопрос традиционной религии. Но мне кажется, что здесь главенствует мысль, что решается, что девушка может носить. То есть общество решает за нее, что ей носить, что делать и что говорить.

Или, например, в Америке сейчас идет большая борьба по оплате труда. Женский труд низкооплачиваемый. То есть работнику-мужчине заплатят больше, чем работнику-женщине. И вдобавок к этому женщине могут заплатить еще меньше по расовому признаку.

Ну и на третье место вынесу проблему экологии, изменения климата. Из года в год будучи на Иссык-Куле, я замечаю, как меняется природа. Не в лучшую сторону. Горы мусора, пластиковых бутылок. Громкая музыка – все это наносит огромный ущерб. Я много путешествую с родителями по Кыргызстану. Меня поражает наша изумительная природа. Нет похожих мест. Все уникальны. Природа в ее первозданной красоте просто волшебна. Надо постараться ее сберечь.

Семья

Почему эта девочка так своеобразна, свободна и решительна? Не сомневаюсь, что огромную роль в ее становлении сыграли родители Чарльз и Асыла. Они удивительные люди и во время интервью были рядом. Я чувствовала их теплоту и любовь к дочери. Мама Эрики – Асыла – даже дала свой совет родителям:

«Дайте детям как можно больше разных навыков, это не должны быть просто игра на фортепиано и рисование мелками, фигурная гимнастика и лепка. Конечно, если вы припасли для них несколько миллионов в наследство, то можно и так. Старайтесь дать им навыки, которые помогут им выживать и при этом быть счастливыми! Те навыки, которые они смогут продавать!»

– Кого больше любишь из родителей?              

– (смеется). Я люблю их одинаково. Мы открытая, дружная семья. Как говорят мои друзья: ваша семья – как из телевизора. Они отмечают нашу открытость и дружбу. С папой мы можем ходить в парк развлечений. Ему нравятся аттракционы, он с удовольствием проводит время со мной и моей младшей сестрой. С мамой мы обсуждаем литературу. Очень много спорим о политике. Мы общаемся как друзья.

В Америке в современной семье сейчас дети не считаются с родителями, грубо разговаривают с ними. Каждый живет своей жизнью. А в Кыргызстане такого нет. Мне импонирует, что здесь дети уважают родителей, прислушиваются к их мнению. Понимают важность родителя. Мне от моей семьи больше нужны даже и не материальные ценности, а больше любви и эмоций, гармонии. Я очень признательна папе и маме за то, что они помогают и любят меня.

4

Эрика и Жиби

Эрика является редактором школьной газеты. Она написала комикс о приключениях маленького снежного барсенка Жиби. В планах написать продолжение его истории и выпуск детской книжки с рисунками о снежном барсе, которые нарисовали дети в лагере.

Индивидуальность

Эрика считает, что нет кого-то лучше или хуже, чем остальные. Ей нравятся отличия людей, их неповторимость, как и то, что все мы едины в своем порыве понять этот мир и друг друга.

– Ты считаешь себя идеалом?

– Мне кажется, что это стереотип. У меня нет идеала. У людей не должно быть идеала. Все люди красивы. Нельзя думать: я лучше, чем другие, или они лучше. Никто не похож. Разница хорошая ведь. Должна быть открытость к себе и другим. И в этом мы должны быть равны. Каждый человек – это личность, и мы все вместе можем делать хорошие вещи.

Успехов тебе, Эрика!

5

Источник